-(Тёмная)-
Bad writer about good stories
Автор:Темная
Бета:
Категория/Рейтинг: G
Жанр: бытовуха с претензией на психологию
Пары/Персонажи: Атобе, Санада, Рёма, Момоширо, Кайдо, Ките, Тендзука, Кабаджи. Ояката-сама, Юкимура.
Статус: завершен
Предупреждение: Я не помню когда, под чем это писала, но очень догадываюсь - кому.
Дисклеймер: Кубе – Блич, Акире – Реборн, Кономи - красные штаны.

Цирк-цирк-цирк!
Звонок раздался во второй раз, зал ответил шумной волной детский голосов, недовольного бурчания родителей, где-то за сценой громко затрубил слон.
Су-е-та.
Атобе Кейго, прекрасный и великолепный, тяжело и обреченно вдохнул, поправил прическу, и сел на указанное в билете место. Надо заметить, что сел Атобе осанисто, будто не на хлипкое, старое креселко вовсе, а на самый что ни на есть королевский трон или на чем там имели обыкновение сидеть монаршие особы? Первым, что увидел глава Хётея, принявшись изучать обстановку, ну, кроме квадратной головы Тачибаны, был Санада, сидевший аккурат через свободное место от него. Санада таращился, высказывая тем самым неизмеримое удивление от нахождения Атобе мало того, что в таком месте, так еще и подле своей особы. Ну, как особы. Совсем не особы.
- Санада?
- Атобе?
- Санада?!
- Атобе?!
- Санада!
- Атобе!
- Здравствуй! – Атобе не имел привычки терять самообладание в самых нетривиальных ситуациях. – Сана…
Если бы не одно маленькое обстоятельство. Ну, как маленькое.
- И тебе не кашлять, король бабуинов! – Эчидзен Рёма, образовался аккурат на том самом свободном месте путем прямого перелазания через ряд.
- Здравстуй, Эчидзен. – Кейго смерил новоявленного соседа таким взглядом, что в нем совершенно четко читалось «пади ниц предо мной, грязный смерд».
Рёма, очевидно, падать никуда не собирался, напротив, расселся поудобнее. И сидеть бы ему там, если бы не свесившиеся с заднего ряда Момоширо.
- Здорово, мужики! – Рёма был беспощадно утащен на свое место, усажен и обряжен в кепку, которая упала в процессе смены места дислокации. Момоширо победно улыбнулся. – А вы тут почему?
- Это был мой вопрос. – Санада строгим взглядом обвел знакомцев.
Такеши его тактично проигнорировал, тут же продолжив:
- Не-ет, ну надо же! Какое совпадение! Странно, я думал, что вы скорее бы на танцы пошли посмотреть. Ну на какой – нибудь… – Тут Такеши призадумался. - ..Менуэт…или танго.
- Танго?! - Удивленно переспросил Санада?
- Танго? – Поинтересовался Атобе.
- Танго! – Победно просиял Момоширо.
Рема искренне поразился подобному единодушию, надвинул кепку на глаза и попытался изобразить крепкий детский сон. Но, не тут-то было. Момоширо со свей дури начал его трясти, по-братски обнимать, торжественно тыкать в него пальцем, сопровождая действия пламенным:
- А мы вот с Рёмой на свидание пришли! Представляете!
Санада страдальчески икнул, Атобе – удивленно вскинул бровь, слон где-то за кулисами протрубил еще раз.
- Свидание? – Тактично поинтересовался лидер Хётея.
- Свидание? – Генчиро переводил взгляд с Рёмы на Момоширо, с Момоширо на Рёму.
Бурчание Эчиздена о том, что свидание – то с Анн, а Рёма вообще не знает как здесь оказался остались не услышанными.
- Ага! С нами еще Кайдо!
- Зачем?
- Как?
- Как - как? Потому что тоже – натурал! – Это откровение повергло с крайнюю степень шока не только присутствующих при диалоге, но и, пожалуй, даже кого-то с первых рядов.
Кайдо в подтверждение это факта вытянул перед лицом Атботе Карупина, Карупин же сонно смотрел на Атобе, это был первый и последний раз, когда Атобе почувствовал себя жалким.
Почему Карупин? И как это связано с натуральностью Кайдо Каору? Оба этих вопроса оказались не высказанными, ибо прозвенел третий звонок, свет в зале погас, а на засиявшую в лучах прожекторов арену вышел некто.
Им был Хорио – кун. Хорио – кун был в красных штанах. Нет, Хорио-кун был только в красных штанах, от чего сердобольные мамаши принялись закрывать детям глаза.
Потом, это было особенно неожиданно, на арене под радужное сияние, в окружении танцующих пней и девушек в костюмах яиц вышел Тездука, старый знакомец и верный соперник наших героев. На тоненьком поводочке он вел за собой кого-то очень большого, обряженного в костюм Кабачка. Тедзука встал в центре круга, махнул черным плащом и прямо на песчаном полу появилась огурцовая грядка, пни тут же остановились и Тедзука начал. Ну, как начал. Совсем не начал.
- И теперь, мы откусываем от огурца верхнюю часть, не срывая его с грядки, и садимся на него. Это освежает, облегчает боли и, скорее всего, дает силу земли!
Инкогнито в костюме Кабачка в этот момент поднял табличку, на которой красовалось: «Огурцы – братья наши меньшие!».
- Хорошо хоть, не окинавские тыквы. – Прыснул Ките, сидевший в первом ряду. Он глубоко задумывался о концепции салата в рамках данного выступления. Ибо, ну какая удача, совершенно случайно он захватил с собою из чебуречной ящик тухлых помидор. А у его соседа, в какой-то странной форме, наличествовал майонез. Ну, как наличествовал. Всего-то два ведра.
Потом, гарцуя, стоя разом на двух конях, на арене появился странного вида господин. Он был крепок, высок и весьма не молод. Завидев кого-то на первом ряду, он сделал кружок по стенам, сбил двух воздушных гимнастов, готовившихся к номеру под куполом, и потом остановился прямо перед зрителями.
- Юкимура! – торжественно начал он.
- Ч-что – Юкимура? - переспросил Юкимура.
- Юкимура! – Продолжил мужчина.
- Что вам от меня надо!? – Юкимура тряс капельницей, больной ногой, рукой и любимым деревом.
- Юкимура!
- Дяденька, да я вас знать не знаю!
- Юкимура! – настаивал незнакомец с несгибаемым энтузиазмом в голосе.
- Да я вас первый раз вижу вообще!
- Юкимура!

Последнее, что Атобе, перед тем, как проснуться и смахнуть со лба холодный пот, был Санада, как-то ну очень интересно смотревший на него.
- Значит, танго, да? – И вновь провалился в сон.

@темы: претензии на веселость