19:18 

О мебели

-(Тёмная)-
Bad writer about good stories
Автор:Темная
Бета: небечено, к моему стыду.
Категория/Рейтинг: G, мир, дружба, жвачка.
Жанр: неконцептуальный несмшеной стеб
Пары/Персонажи: Вария
Статус: завершен
Предупреждение: напсиано вот сюда
Дисклеймер: Кубе – Блич, Акире – Реборн, Оде - Ван Пис, Кишимоте - Мадара, Машиме - его прекрасные женщины, мне по прежнему - общение с моими заурядными тараканами.

Этого следовало ожидать – и они это знали. Как не крути, но после нападения на варийский особняк роя термитов, после того, как Бестер точила об него свои совсем немаленькие когти, после прямого попадания молнии, серии разбитый бутылок о ни в чем не повинную спинку кресла, после небольшого пожарища, устроенного Боссом в честь очередного похмелья, это наконец случилось.

Итак, Варийский особняк, двенадцать часов по полудню, гостиная зала, третий этаж.

- Твою мать! – лаконично отозвался Скуало, пытавшийся одновременно отодрать от пола Луссурию, бившегося в праведной истерике и Бельфегора, продолжавшего ножичком ковырять и без того глубокую трещину в кресловой ножке, от, собственно, ножки. – Твою мать!
- Это проклятье, это трагедия! Как мы будем жить дальше, что с нами будет! – вещал Луссурия, то вздымая руки к небу, то стараясь максимально слиться с паркетом.
Бельфегор тихонько хихикал, из-под темно-фиолетового капюшона раздавалось недовольное сопение, Леви стоически молчал.
- Отставить панику, - нетихий голос командира разнесся во все пределы варийского особняка, оставив, собственно, офицерский состав без нового чайного сервиза (да, в общем-то и зачем он им?) и хрустальной совы, то ли выигранной давно Бельфегором (гений он, или где?), то ли бережно спертой хранителем Солнца, который нежно любил все, что ярко блестело.
Кресло же, не выдержав мощного потока звука, щелкнуло, и окончательно лишилось ножки, потеряв четвертую опору и, следовательно, устойчивость, предмет мебели печально завалился на бок, лишился спинки, подлокотника. Два гвоздя же, предзнаменованием апокалипсиса, покатились в сторону камина.
- Твою мать! – уже шепотом констатировал вайрийский мечник.
- Мы все умре-е-е-м! – Луссурия уже бережно, как мать ребенка, обнимал ту самую ножку, которая первой пала в решительной борьбе мебели со временем и образом жизни того, кто в этом самом кресле сидел.
- Лошары, - Бельфегор уже аккуратно продвигался к спасительной двери, прикидывая на ходу, где бы лучше провести время очаровательной, но немного кровожадной особе голубых кровей.
- Цыц! – скомандовал Суперби, закатывая рукава. – Мы, конечно, не мастера на все руки, но – профессионалы!
И тут он был прав, за долгие годы немирного сожительства с одиозным начальником каждый из Вайрицев умел сносно готовить, стирать в тазике, гладить носки и рубашки в походных условиях, мыть посуду одной наждачной бумагой и о, да, знал ток в столярном деле.
Стоит ли говорить, что мастером крупных форм, практически истинным скульптором по дереву стал Скуало, способный росчерком любимого лезвия из простого пенька сделать вполне себе пристойную подставку под ноги. Бельфегор был мастер фигурной резьбы по дереву. Луссурия любил красить, а Леви, уж это он делал лучше всех, – молча наблюдал. Необходимыми материалами, естественной всех снабжала аркобалено, поэтому Скуало часто матерился в сторону качества древесины, а Луссурия ходил как блаженный после ароматического контакта с краской или лаком, как и предупреждали поставщики из Ярославля.
Работа закипела.

Варийский особняк, четыре часа по полудню, то, что осталось от гостиной залы на третьем этаже.
- А ничего, что ковер, ну, наш прекрасный персидский ковер, залит краской? И что шторы ну, слегка…как бы это сказать, имеют новый дизайн? – Бельфегор придирчиво осматривал помещение, сам измазанный в краске и облепленный щепками.
- Похрен, все равно не заметит. – Варийский мечник неплохо разбирался в боссовой психологии. – Главное, три, нет, четыре бутылки выставить.
- Резонно, - пискнуло из-под капюшона, зависая над плечом принца.
Скуало оглядел результат, удовлетворенно вздохнул, и достал закурить. Хранитель Дождя курил редко, но ситуация была располагающей.
- Наши задницы спасены, - торжественно произнес Луссурия, сколь бы неоднозначно не звучала в его устах эта фраза, все еще нерешительно стоявший, но уже вынашивающий планы по перекраске сидения в ядовито-розовый.
- Босс проснулся! – Леви, резко открывший дверь, светился счастьем.
И все было бы прекрасно, если бы открытой дверью не прилетело прямо по лбу бедному Скуало, резкий толчок выбил сигарету из рук мечника. Красивым тройным кульбитом пролетела она мимо бельфегорова носа, мимо вайперовых башмачков, мимо луссуревой челки, пока, наконец, не приземлилась на ковре. Тот вспыхнул, ярко, сильно, быстро, пламя, щедро подпитанное неизвестными компонентами лакокрасочного производства сияло всеми цветами радуги, издавая при этом потрясающий аромат горной лаванды и застойной конюшни одновременно.
Пепелище образовалось столь же быстро, считанные секунды - и на месте роскошного ковра и свежесооруженного кресла возвышалась форменная куча пепла, изрядно вонявшая и все еще дымящаяся. Потолок же приобрел благородный серо-фиолетовый оттенок с заметным черным копченым пятном в центре.
- Мы попали! – цвет лица Луссурии теперь идеально сочетался с цветом его челки.
- Буркина-Фасо. Определенно, Буркина-Фасо! – как заведенный, повторял Бальфегор.
- Твою мать! – перед глазами Скуало в мгновение пролетела вся жизнь.
- Может, сгребем пепел в камин?
- Или спрячем за штору?
- Предлагаю накрыть тряпкой!
- И сделать вид, что так и было.
- Шесть, пожалуй, шесть бутылок!
- Лучше пять, по числу веревок для наших шей.
- Ты понимаешь, что, это – его любимое кресло! Знаешь, сколько долгих лет, дней и часов задница нашего босса провела в нем, знаешь!? Да если бы не оно, если бы не эта преграда, вставшая на его пути вместе с ленью, мы бы все давно в гробу лежали, зарыты во-о-он под тем деревом, в саду! А то и без гробов! Да оно ему как жена! – Луссурия выпал из спасительно для рассудка, но совершенно безнадежного, разговора о том, как избежать суровой кары.
- Эм… Габон? Уганда? Бенин?!
- Ну и что, что будут платить меньше.
- Зато умру от рук прекрасного мужчины!
- Твою мать!
- Я пойду! – Леви, все еще выглядывающий из-за двери, наконец, заговорил.
- СТОЯТЬ!!! – Хором невпопад взревели пять голосов.
Уж если подыхать – так всем вместе, - именно эта чудесная мысль пришла разом в пять голов, переиначив почти мушкетерские заветы на варийский лад.
Леви икнул.

Все еще Варийский особняк, четыре часа пять минут по полудню, лестница с четвертого этажа на пятый.

Когти Бестер, разбитые бутылки – то была участь не только кресла, но практически любого и предмета мебели, и человека, в том месте, где имел счастье жить господин Варийский начальник. Сей участи не избежали и перила, опершись на которые, и спускался после продолжительного сна его величество Занзас. Видимо, не выдержав харизмы приемного сына Девятого, они хрустнули, надломились, заставив самого обладателя харизмы оступиться, подвернув лодыжку.

Варийский особняк, двенадцать часов ночи, гостиная зала, третий этаж.

- Нас спасло растяжение! Гребанное растяжение связок!
- Эм, да гипс ему идет! Как ему удобно ноги на стол складывать! Ой, ну прямо как бог! Ма-альчики, ну смотрите, какой он прекрасный! Я сражен!
- И возить удобно, опять же.
- Знаете, во сколько организации обошлось лечение и ремонт?
- Зато мы живы.

Занзас налил себе еще, хмыкнул, глядя на отвратительно зашпатлеванный потолок, и зевнул, справедливо думая, что гипсом-то бить больнее.

@темы: Занзас, Реборн, претензии на веселость

URL
Комментарии
2010-11-26 в 05:55 

Tenno_Ryuu
Жизнь нужно прожить так, чтобы рассказать было стыдно, а вспомнить приятно ^_^
ВААА! *___* Красота! Занзас -лапа! Скуало просто нечто! А Бель то, бель!

2010-11-26 в 07:40 

Ведьма2102
Катька моя была бабой открытых нравов и конкретно меня запускала исключительно по праздникам (с)
Tenno_Ryuu Спасибо, рада, что понравилось)

2011-01-31 в 14:15 

alaknog
Умное и серьёзное выражение лица — это ещё не признак ума! Улыбайтесь чаще, господа(с) // Ленивец чешуйчатый(с)
Первый раз прочел на Рендоме, еще до знакомства с мангой. Уже тогда доставило.

Теперь доставило еще сильнее)
Плюс - одна из моих самых любимых тем - такое ненавязчивое нецелевое использование способностей) или мирная жизнь странных людей)

2011-01-31 в 14:18 

Ведьма2102
Катька моя была бабой открытых нравов и конкретно меня запускала исключительно по праздникам (с)
alaknog Вот всегда так, все прочитают,а никто не напишет, что читал)
Рада, что понравилось)

Было приятно и немножко весело писать. Все-таки люблю Варию)

2011-01-31 в 14:28 

alaknog
Умное и серьёзное выражение лица — это ещё не признак ума! Улыбайтесь чаще, господа(с) // Ленивец чешуйчатый(с)
Ведьма2102 Ну почему? Вон про Венди и женское общежитие же написал сразу как нашел)
А после того как прочел соотв главу - стало еще веселее)

Бестер - это кстати кто? Домашняя кошка Занзаса? Крупных пород...

2011-01-31 в 14:32 

Ведьма2102
Катька моя была бабой открытых нравов и конкретно меня запускала исключительно по праздникам (с)
alaknog Это его лигр. В мельфиоре арке у все будет оруже кольцо+коробочка. Вот у него из коробочки будет появляться сначала лев, а потом окажется -что это лигр.

2011-04-02 в 21:45 

ShotaLouch
...и без вазелина, ибо вазелин - проявление милосердия.|| If you intend to die, you can do anything (c)
Стоит ли говорить, что мастером крупных форм, практически истинным скульптором по дереву стал Скуало, способный росчерком любимого лезвия из простого пенька сделать вполне себе пристойную подставку под ноги. Бельфегор был мастер фигурной резьбы по дереву. Луссурия любил красить, а Леви, уж это он делал лучше всех, – молча наблюдал. Необходимыми материалами, естественной всех снабжала аркобалено, поэтому Скуало часто матерился в сторону качества древесины, а Луссурия ходил как блаженный после ароматического контакта с краской или лаком, как и предупреждали поставщики из Ярославля. за вот это я вас люблю! буду читать по утрам и уходить на работу счастливым)

2011-04-02 в 22:24 

Ведьма2102
Катька моя была бабой открытых нравов и конкретно меня запускала исключительно по праздникам (с)
ShotaLouch Спасибо)))) Ярославские краски - наше все)

   

Bad writer about good stories

главная