13:51 

Драблы на Рандом фест. Ну, и не совсем драблы.

Bad writer about good stories
Болливуд, Голливуд и отчечественный кинопром снимают о,да Блич.


Автор:Темная
Бета: небечено, к моему стыду.
Категория/Рейтинг: G
Жанр: неконцептуальный несмшеной стеб
Пары/Персонажи: Аджагара Саураштра, девушка-играющая Рукию, Василий, Жанна Фриске, Константий Хабенский, Гоша Куценко.
Статус: завершен
Предупреждение: Написано вот сюда
Дисклеймер: Кубе – Блич, Акире – Реборн, Оде - Ван Пис, Кишимоте - Мадару, мне по прежнему - общение с моими заурядными тараканами.

Когда закончился первый день съемок, Аджагара Саураштра, между прочим, один самых знаменитых актеров всея Болливуда, устало поплелся в свою гримерку. Ну, как гримерку – восьмой сарай с краю. С Агаджары тек грим, два раза за день съехал парик, проклятый рыжий парик. И это если не вспоминать, сколько раз он поскользнулся на декорациях к следующим частям: истинными Гангом и Индом таял заботливо выписанный с высокой Гималайской гряды лед. Как ему сказал режиссер, Хануман, который должен был играть капитана десятого отряда, должен был танцевать танец отчаяния на ледяных глыбах, и в конце своей сцены эффектно (на одном колене) проскользить в закат. Молодой актер чертыхнулся, у него самого еще была не выучена роль и не отрепетированы танцы.
- Эй, красавица, что в башне заточена, спасу я тебя от участи горькой, - тут два шага вправо и выразительный взгляд, подчеркнутый движением пальцев. – Эй, богиня красоты неземной, чьи очи, точно озера с синей водой, а губы подобны лепестку лотоса, спасу я тебя от злого раджи, брата твоего, что забрал тебя от меня!
А после этого – групповой танец на две сотни человек. И, главное, не ударить кого-нибудь эти дурацким тесаком. Вот ведь достался реквизит.
«А ведь это – только начало» - подсказывал молодому актеру внутренний голос.
«Джимми-джимми, ача-ача» - добавляло что-то с ужасным скрипучим голосом.

«Куросаки-кун, куросаки-кун, куросаки-кун, куросаки-ку-у-у-у-ун» - раздавалось на незамысловатый мотив из колонок старенького компьютера, с экрана которого в танце и песней говорила о своих чувствах одна из героинь.
- Эй, Вась, а когда она поет, кажется, будто в этом даже смысл какой-то есть, правда?


- Эй, детка, - он страстно целует ее прямо в губы, прожимает к себе, - я здесь, что бы спасти тебя, ясно? Смотри, как я надеру задницу твоему брату, тому старому пердуну, вообще каждому, кто посмел забрать тебя!
Его лицо светится решимостью, на огненно-рыжих волосах сияют отблески яркого сильного огня, на его губах - уверенная ухмылка. Он с легкостью разрубает ее наручники, сияя белозубой улыбкой и навороченными часами.
Потом, он кидает спасенную с крыши огромного небоскреба в руки ее лучшего друга. За кадром раздается коллективный тупой смех.
Уже вечером, когда на крылечке своего трейлера Роберт Паттинсон раскуривает косячок со своей коллегой, актер задается вопросом:
- Кристен, а ты помнишь, как твою героиню зовут?
- Неа, - замечает она, затягиваясь, - что-то на Р, вроде.
- А меня вот без кастинга взяли, - как бы между прочим заметила Памела, случайно гуляющая мимо.

- Эй, Вась, - стараясь перекричать рев пулеметных очередей и свист колес, и двеннадцатилетненго юношу, который смачно чавкает попкорном с соседнего кресла. - А почему Кемпачика не Шварцнегер играет?


- Эй, Вась, а правда, что Хабенский будет играть Куросаки?
- Угу.
- Ва-ась, а Рукию – Жанна Фриске?
- Да-а-а. И Семенович – Мацумото.
- Ваа-а-ась, ну Ва-а-ась, а кто будет играть Айзена?
С плаката, что на стене напротив, задорно улыбался Гоша Куценко.

Ичимару Гин, Рангику Мацумото. "У нас сёнен, довольствуйся хурмою! Мне запретил мангака лапать твою грудь."


Автор:Темная
Бета: небечено, к моему стыду.
Категория/Рейтинг: G, с намеками и лейтенатской грудью
Жанр: женские страдания
Пары/Персонажи: Ичимару Гин, Мацумото Рангику, бутылка, тарелка хурмы, сёзде, нелихим словом поминается Владыка, хентай. И незримо - его величество К.Таито.
Статус: завершен
Предупреждение: Написано вот сюда
Дисклеймер: Кубе – Блич, Акире – Реборн, Оде - Ван Пис, Кишимоте - Мадару, мне по прежнему - общение с моими заурядными тараканами.

- Ну, Гинушка, ну, хороший мой, ну хоть глянь с вожделением в мою сторону! А то, что ты, как… - Рангику устало устроила подбородок на ладони и глянула в его сторону, оторвавшись, наконец, от бутылки.
- Как кто? – сглотнул Ичимару, взгляд его едва скользнул от прекрасного лица собеседницы вниз, где на столе стратегически расположилась внушительная лейтенантская грудь.
- Как ... неродной! – Рангику лениво потянулась, выгнув спину.
Ичимару стоически выдерживает этот ее вид, проявляя абсолютное самообладание, что и Кучики не снилось. Рангику зевает, а потом снова буравит его взглядом, таким обиженно – призывным взглядом.
– У нас с тобой в фаноне трое детей. Трое, милый! Я через фанфик то слезы по тебе лью, то замуж выхожу, а ты такой трезвый, красивый и сидишь напротив! У тебя совесть вообще есть? – Мацумото чуть закусив губу, водит пальцем по горлышку бутылки.
Ичимару глубоко вздыхает. Очень глубоко.
- Не - а, - отзывается он, глядя ей прямо в глаза.
Ичимару – единственный мужчина, который вообще смотрит ей в глаза. Спроси у него, какого они цвета, ответит: «Серо-голубые», а не «пятого размера».
– Мне, милая, нельзя. Совсем нельзя!
Гин вместо ответа подвигает поближе к ней тарелку с сушеной хурмой, и высокопарно с присущей ему театральностью, продолжает:
- У нас сёнен, довольствуйся хурмою! Мне запретил мангка лапать твою грудь!
Рангику даже похлопала удачно сложившимся строчкам.
- А может того … от Айзена да в сёзде? У тебя внезапные уходы ой как хорошо получаются, уж поверь, я - то знаю! – Мацумото смотрит на него так, что отказать ей решительно невозможно – едва касаясь грудью его пальцев.
- Слушай, лучше сразу в хентай. Тут в соседней заявке, говорят, что когда автор тебя придумывал, он знаешь чем вдохновлялся? – эта идея Гину нравится много больше.
- Да как-то догадываюсь, родной. Только учти, хентай с пьянками, сюжетом, драмой и хеппиэндом!
- А такое бывает?
- Нет, Гин, это фантастика.
- Да и у нас тут, знаешь ли не реализм. Может, нафиг эти законы жанра? Что ты там говорила про троих детей?

Женские персонажи сёнэнов (кроссовер категорически приветствуется) собираются за чашечкой чая с бубликами и светски беседуют на тему дискриминации в каноне.


Автор:Темная
Бета: небечено, к моему стыду.
Категория/Рейтинг: G, опять же с намеками.
Жанр: неконцептуальный несмшеной стеб
Пары/Персонажи: Нами, Санджи, столб, Мацумото Рангику, алкогольный коктейл (2шт), Орихиме, мороженное, Нелиель, Рукия, Сакура Харуно, Эрза, Люси, Кана, Кагура, Отае, Цукуё, Хару, Кёко, мороженное, Горудера, столб, Хром, бублики, Виви, Луссурия, дискриминация, Шизуо, Ворона, бублики, столб.
Статус: завершен
Предупреждение: Написано вот сюда
Дисклеймер: Кубе – Блич, Акире – Реборн, Оде - Ван Пис, Кишимоте - Мадару, мне по прежнему - общение с моими заурядными тараканами.

Нами плюхнулась на бежевый плетенный стул, и гневно зашипела, едва не испепелив взглядом чашку с горячим кофе.
«Нами-свуа-а-а-ан» - раздалось откуда-то с улицы, мужчина в черном костюме ласточкой пролетел мимо витрины – сказывалось близкое знакомство с Бон Куреем – и врезался в столб.
- Видите, девочки, нет, видите, вот этого? Ладно, я еще могу понять, почему меня с Луффи шипперят, могу! Арка целая про мое спасение была, первая девушка, появившаяся в сёнене – ладно, но почему вот этого, простите, конченного натурала шипперят с другим таким же!?
- Продолжай, милая, продолжай, - Рангику была бодра, участлива и только допивала свой первый коктейль.
- Они вообще слышали, как этот другой храпит? – Нами рассказывала взахлеб, активно жестикулируя.
- Нет, милая, не слышали, они же с ним не спят. – Лейтенант десятого взглядом проводила последнюю капельку, сорвавшуюся с трубочки.
- М-да, Нами-сан, понимаю, у меня вон вообще, считайте, два главных героя на одну мангу! К одному пристаешь, кричат, мол, споли-слюни-полное отсутствие характера. К другому – неканон! К третьему…ой, пусть лучше с Ино водится. И как устраивать личную жизнь в таких условиях, скажите мне на милость?
- Саске-кун! – наставительно добавила Орихиме. – Сакура-чан, ты забыла сказать в конце Саске-кун!
- Орихиме, держи мороженное, сахар и соус от моего греческого салата, кушай, дорогая, кушай. – Рангику действовала как всегда быстро и эффективно. – Как будто у нас лучше. Стоит мужику обзавестись белокурым подчиненным так сразу в пейринг.
- Ога, - подтвердила Нелиель.
- А еще если у него есть друг. Или враг. Или с его каноном случился Айзен – так вообще все - деваться некуда: люби и будь любим. – Рукия страдала с самой первой главы, так что накипевшее высказывала не в пример эмоционально. Брат бы не одобрил. Кстати, с братом у Кучики - младшей пейринг тоже имелся.
- О! На счет Айзена это ты верно заметила, - Рангику принималась за второй коктейль.
- Куросаки-кун! - Орихиме согласно кивнула головой.
- Кушай, детка, кушай. О! А еще меня считают глупой алкоголичкой!
- А меня – высокомерной двуличной эгоисткой! – пожаловалась Нелиель
- Жадиной и стервой и самовлюбленной идиоткой. Нет, ну на счет первого и второго я особо и не скрывала, но про самовлюбленную – то откуда? – Нами продолжала злиться.
- У меня вообще грудь им, видите ли, маленькая! – Рукия обиженно надула губы.
- Куро…
- Кушай, Орихиме, кушай!
- А про нас вообще мало кто знает, - почти хором возмутились Эрза и Люси.
- Поддерживаю! Вздрогнем, подруга? – Кана, появившаяся вроде бы из-под стола, быстро нашла идеальную компанию в лице лейтенанта десятого отряда. – Меня, красивую восемнадцатилетнюю меня, канон заставляет любить старого стремного мужика с ребенком! Я лучше в фанон!
Мацумото с ней тихонечко чокнулась, и вновь присоединилась к беседе.
- А у нас все круто, ару! Но меня с садистом – имбецилом заставляют целоваться, ару! – Кагура, отвлекшаяся от суконбу тоже решила излить свои страдания массам.
- Только не говори, что тебе не нравится, - у Отае медовый голосок, но ее кулак рассекает воздух и обрушивается на стол. – Всяко, не самец гориллы.
- Сказала хозяйка додзе о человеке, который умудрился в нашем каноне законно ходить по улицам Эдо с мечом. Эх, а мне бы сеновал! – Цукуё мечтательно уставилась в потолок, выпуская причудливые фигуры из дыма.
- А у нас…а у нас все совсем запущенно – подала голос Миура Хару.
Кёко было решилась заговорить, перестав улыбаться, как перед ней появилась менажница и вкусное фисташковое мороженное в ней.
- Меня не любит половина фанона, называя шумной, несуразной и очень – очень глупой! Хару не глупая! У Хару в школе хорошие оценки! А еще они думают, что я люблю – тут Миура слегка покраснела, будто правильно думают, - вредного Гокудеру! А Как же Цуна-сан?! Цуна-сан такой…
- Вредного Гокудеру? – переспросила Рангику. – Ну, мне кажется, у вас есть много общего!
«Джудаа-а-айме-е-е-е» - раздалось с улицы голосом, в котором отчетливо слышался несгибаемый энтузиазм. Впрочем, все тот же столб в очередной раз нашел своего героя. И откуда они только берутся совсем посреди улицы?
- М-да, девочки, мало вас на единицу мужского населения и все вы какие-то…юные, неопытные. Возьмите меня к вам в канон на пару денечков? Мужики у вас там приличные, видные, местами еще и пьют много! – Рангику откровенно скучала, пока ее спутник, если такое вообще уместно, применительно к Ичимару, торчал в айзеновом Уэко. Или в Каракуре. Или где он там торчал?
- Я с тобой! – невозмутимая, потому что пьяная, Кана появилась вновь.
- Мукуро – сама, - вклинилась в разговор Хром.
- Ку…
- Кушай, Орихиме, кушай. Хорошо еще, хоть Линалли прийти не смогла – вот кому есть о чем поплакаться! О, делегация от Цельнометаллического Алхимика нас больше не посещает – у них там хеппи энд, любовь и согласие, у Дюрарары - авторский самоотвод. Виви, будешь бублик?
Принцесса Арабасты отрицательно качнула головой, понимая, что ее проблемы с фаноном – это вовсе даже не проблемы, но ведь надо было как-то решать несправедливость в отношении к женщинам в отдельно взятых сёненах. У Нефертари Виви был большой опыт в борьбе с несправедливостью.
- Девочки, - отважно начала она, - с этим необходимо бороться! Это ведь, настоящая дискриминация!
- Дискриминация? – едва не взревел Луссурия, совершенно случайно подрабатывающий в этом кафе официантом. Он обронил поднос с бубликами и чаем, напиток растекся темной лужей. – Да что вы знаете о дискриминации? Вы хоть один фанфик про меня видели? А арт рейтинговый? А я…я ведь самый настоящий… даже обосновывать не надо! Все в каноне написано!
Луссурия тяжело вздохнул, развернулся на каблуках и гордо удалился, оставив приторный аромат своего парфюма.
Шизуо, оставшийся без чая, который ему так нахваливала сидящая рядом Ворона, украсил уличный пейзаж очередной незапланированной арматурой.
- Пожалуй, в следующий раз поговорим о шмотках.

Мужские персонажи сененов в бане. Разговоры "про жизнь", жалобы, тосты.

Автор:Темная
Бета: небечено, к моему стыду.
Категория/Рейтинг: G
Жанр: неконцептуальный несмшеной стеб
Пары/Персонажи: запотевший стакан пива, тазик - шт, Мугиварская братия представительством в три человека, столб, гарненый стакан, шампуть для мыться волос "Натура Сиберика", табурет, кресло, печка для Нацу, Реборнопредставительсво в виде пара, Варийского начальства и Вонгольского детского сада, Бличемужики, как правило очень прекрасные, Ренджи и его поток сознания, Элизабет, Гинтамопредставительство и трусы. Нет, не Цуны, но голубые, острые печеньки, тяжелая травма потолка, сокраментальный вопрос "а какой ж сенен из Цубасы", Какаши-сенсей и книжечка, как-то длинно получилось, рамен, когнетивный диссонанс, риторические вопросы.
Статус: завершен
Предупреждение: Написано вот сюда
Дисклеймер: Кубе – Блич, Акире – Реборн, Оде - Ван Пис, Кишимоте - Мадару, мне по прежнему - общение с моими заурядными тараканами.


Ророноа Зоро был зол, потен и не пьян. Причиной первому и последнему было премерзко теплое пиво, второму - самая настоящая баня. Весь такой красивый, обернутый вокруг бедер белым полотенцем Охотник на пиратов негодовал. Зоро с размаху ударил стаканом, все-таки заманчиво запотевшим, по столу, едва не расплескав ни в чем не повинное пиво.
- Вот ведь твою мать! Какая скотина додумалась не поставить пиво в холодильник? - сам мечник поудобнее уселся на скамью.
Кто-то поддал пару, так, что свежеобразовавщееся облако заволокло пространство парной. Пахло деревом и березовыми вениками.
- Ой-ой, какой мерзавец! - Елейный голос раздался откуда-то справа.
От этого голоса даже тут, в бане, даже у Зоро, который видел полуголым Геко Морию и помойку за усадьбой Михоука, потекла по спине тоненькая струйка холодного пота. Глядишь бы и волосы дыбом встали, но не зря Ророноа носил гордое звание человек-голова-трава!
Минутная слабость вновь сменилась лютым негодованием, и мечник продолжил жаловаться на тяготы своих суровых будней, как ни в чем ни бывало.
- А еще я, понимаешь, храплю по ночам! Ну, надо же, какая неожиданность, мужик - и храпит по ночам! И носки, носки, твою мать, разбрасывает! - Зоро фыркнул и, кривясь, отпил пива.
- Неблагодарная скотина! - заметил кто-то все тем же голосом. - А моя...моя вот наоборот, совсем не довольна, что я не храплю под ее прекрасным боком! И носки не разбрасываю. И вообще я шляюсь, шля-я-яюсь, проклятущий! Предатель, подонок и мразь! Я, может, оседлости хочу, овсянки на завтрак и трусов глаженных, так кто ж меня спрашивал! Наш мангака вообще - редкостный тролль и..
Когда облако рассеялось, взору Ророноа предстал худощавый, высокий мужчина, с точно выбеленными волосами, мерзкой ухмылочкой и га-а-аденьким таким прищуром. То страдал Ичимару Гин, известный предатель и подхалим, бывший капитан третьего отряда и хозяин сей уютной бани по совместительству. Страдал Ичимару, надо заметить, совсем не натуралистично, так и сквозил несгибаемый садизм пополам с сарказмом в его повинной речи.
- Тролль, говоришь? Тролль?! Слышь, а у тебя по воле нашего мангаки баба слюни во сне пускает? А тебе на ночь ей сказки читать приходиться, а? Я, вообще, хер пойми подох или нет! Куда тебе до наших проблем, сволота белобрысая. Лучше б налил! - звучный, запоминающийся голос темноволосого мужчины, чьи прекрасные волосы были собраны в затейливый хвостик раздался неожиданно.
- Ой-ой, дяденька, тяжело вам живется! Вот совсем тяжело! Давайте выпьем за благосклонность мангаки к бедным нам! - Парнишка, сидевший сбоку протянул свой стакан, а поскольку детям в этом заведении не наливали даже по фендомному блату, в стакане юноши бодро плескался бульон и рассекая его глубины плавала лапша. - Эй, дяденька, канон - страшная штука! А фанон - еще страшнее! Вот я, я и Сакуру люблю, и Хинату люблю, и Саске, понимаете, друга моего лучшего - вообще до потери сознания! А еще Шикамару, Ируку-сенсея, всех Акацк разом, и, бабушка моя Цунаде, бабушку Цунаде тоже! А мне, мне …мне рамен нравится! Понимаете! - Узумаки не особо печалился, но сразу становилось понятно, что накипело. Ой как накипело.
- А мне - читать! - Тяжело вздохнул едва ли не возникший из воздуха Хатаке, прикрывший свое лицо книгой.
- Любит он меня! Аж так, что ходит постоянно. Ходит за мной и ходит. Ходит и ходит! Ушел из деревни - и он за мной. Я, может, за хлебом вышел! Какая тут личная жизнь? А мне еще клан восстанавливать! Кто об этом помнит? Наруто, ты детей рожать можешь?
- Че? Я стану Хокаге, забыл Саске? - воссиял Узумаки.
- А королем Пиратов ты стать не хочешь? - буркнул Учиха-младший, за что получил подзатыльник от Зоро. - А Айзену морду набить?
Как ни удивительно, но голова Саске осталась невредима, однако, на другом конце парной, где спрятавшись от внимания, ответственности и любимого папаши подальше, невыносимо икал Куросаки-кун. Икал, и проклинал свое имя, мангаку, фанон. Ичиго было ровно столько лет, что его много больше должны были волновать выпускные экзамены из девятого класса и какая-нибудь не в меру активная барышня, взявшая за привычку ночевать в его шкафу. А отнюдь не молочные коленки Ишиды Урью или накаченный, точно выточенный из камня торс Шестого Эспады.
Мучительные муки и страдательные страдания Куросаки-куна прекратились с резко открывшейся (изящным полупинком) дверью.
- Алоха, лохи!
Резко запахло озоном и паленым мехом. Великий и ужасный Люксус, в миру - Лаксас, грандиозно явился пред очи коллег по цеху.
- Привет, мужики! - следом за ним из дверного проема вынурнул Нацу и сразу же полез обниматься с печкой.
Джерал же, как почетный мерзавец всея Фейри Тейла незаметно подсел к Ичимару - набираться опыта.
- Кто это? - Со всей присущей Луффи тактичностью поинтересовался, как не удивительно, Луффи же.
Нацу заметно скис, опечалился и обнял печку покрепче, лизнув ее.
- А я тебе говорил, что о нас никто и слыхом не слыхивал! А ты: мы известый сенен, две сотни глав вышло, экранизация вышла, бабы грудастые, и я -секс-символ с душевной травмой! Фу на тебя, Люксус!
Люксус, а он коварно был в наушниках, ничего не услышал, уселся, на верхнюю лавку потягивать пивцо.
- Кто там вякнул про душевную травму? - Хриплый низкий голос и личная бутылка вискаря в купе с личным же креслицем выдавали говорящего, как выдает на допросе информацию нерадивый партизан.
Если Люксус ходил в баню со своей шубой, то Занзас - с креслом.
- Ой, блядь, травма у него, детство тяжелое и дедушка - божий одуванчик. Слышь, хуйло с ушами, вот тебя быдлом считают? Считают, блядь? Вот кого ебет, что я планы гениальные придумываю, что врагов мочу, жопы не поднимая? Брутальное быдло, блядь! А у меня, может, школа музыкальная по классу скрипки окончена и медаль школьная имеется. И всем знаешь что? Похуй! Меня вот это трахать заставляют! Белобрысое, длинноволосое и истошноорущее. - Занзас махнул в сторону, где мыл голову Суперби, - А я, может, бабу хочу! Такую, что б вооооо! Мне ебанных 34 года! Сечешь, мне детей ремнем воспитывать надо и жену строить, что бы жрать готовила, мне бы Бугатти водить да за сраный Интер болеть!
Пафосная и преисполненная гневного страдания речь господина Варийского начальника была прерванная громким криком, с той стороны, куда сам этот начальник только что махал.
- Ебанный Босс, ебанные волосы, ебанный фендом! - Суперби мылил и матерился, матерился и мылил.
От пущенного, ну как без этого, граненого (иного в Ичимаровской обители не нашлось - видимо сказывалось общение с любимой женщиной) стакана варийский мечник укрылся тазиком, от чего и без того нетихий супербин голос эхом раздался во все пределы парной.
- Да пошел ты, гребанный босс, - послать Босса нахуй - было невероятно сложно, это ж где такой хуй найдется, в жопу - подозрительно двусмысленно. - Да, пошел ты!
- Ти-тише, Суперби-сан, - Цуна, разом краснеющий за все мужское представительство своего фендома едва не оглох.
- Ей, парниша, ты что тут вообще делаешь. Мужской сегодня день в бане, мужской, уяснил? - Занзас не посчитал нужным даже повернуться в сторону главы Вонголы.
- Не смей грубить Джудайме! - Гокудера потирал шишку на голове, полученную им после близкого общения со случайным столбом. - Страдалец, тоже мне! Скажи, тебе половина фанона имела? Ладно еще, без подвалов обошлось, а то были случаи. Что, если я с кем -то подружился, так все - в постель? Кого волнует, что я - мужик, того...доминантная особь! Ямамото - отдайся. Цуне - отдайся. Шоичи, блядь, и тому отдайся! А я, может, я может женскому вниманию рад. Я, может, фотографию мамы в бумажнике ношу! Эх, засилье яоя...
Одним щелчком пальцев Атобе Кейго, великий и прекрасный, заставил Хаято замолчать.
- Да что ты, смертный, знаешь про яой!? Ни-че-го! А мы, между тем, в том же Сенен Джампе издаемся! И мангака наш - женат!
Атобе развернулся на каблуках (да-да, у его сланцев были каблуки) и гордо удалился в свою ванную с шампанским. Детским шампанским, лидер Хетейской команды был вполне себе несовершеннолетен.
Пока каблуки Хётейского лидера цокали по кафельному полу, в парную зашел Санджи, весь такой в пластыре.
- Хех, здравствуй, мой любимый пейринг! - подколол его Ророноа, сказывалось соседство с соратником Айзена. - Спинку потереть? Голова не болит?
- Я тебя, милый, сейчас веником так отхлестаю, будешь вспоминать, как после Триллер барка валялся, как сладкий сон! - Санджи был явно не в духе.
Проклятый столб! Вот ведь из неоткуда появился, а там, в двери, между прочим, была Нами-свуан.
- А мне - пофиг - ковыряясь в носу, с бакеном через голубые трусы сидел Гинтоки.
- Реально по фиг, данна, - согласно кивал головой Окита, прицеливаясь в голову Хиджикаты спижженой у Ламбо десятилетней базукой.
- Был бы майонез ... - Тоширо обмакивал острые печенки в любимом соусе и нагло наслаждался бытием.
Напротив беззвучно сидел Кацура. Напротив Кацуры, столь же беззвучно, но еще и осанисто – Кучики Бьякуя. Арабай же бесстыдно таращился на Элизабет, тыкая в нее пальцем и живо интересуясь, "Этчетакоеваще,а?"
Внутреннее естество Абарая всячески протестовало против такого неучтивого поведения, он все таки был лейтенантом, но черт возьми, было так любопытно!
Парным облаком вился в горячем воздухе Мукуро. Почти ни кем не замеченный.
- Вот, мужики, скажите мне, почему, если я брутальный темноволосый мужчина, я обязательно должен любить кого-нибудь блондинистого, ну там подчиненного своего или друга лучшего. – Рой Мустанг, явно проворонивший животрепещущий монолог Варийского Босса, едва отвлекся от телефонного разговора с любимой женщиной.
- Хороший, кстати, вопрос! – поддержал Курогане.
Ниндзя в баню ходил исправно, надеясь хоть там отдохнуть. Когда его в первый раз пытались выставить опытные охранники за несоответствие жанра, он им сначала надавал по голове, а уже потом объяснил, что такое сезде с элементами сенена.
- Вообще замечательный – поддержал Варийский Босс, тема была все таки ему близка, в моральном плане.
- На счет подчиненных тонко замечено, - добавил Нойтора.
- Да и начальников – тоже. Подумаешь, хотел он меня. – Бравый Гатц, случайно скребнул по потолку своей заточенной рельсой (тм) да посильнее укутался в плащ.
Одно его в бане радовало: вот вроде нечисти, хоть соли, а лезть, проклятущие не лезут. Однако, странное чувство дежа вю настигло Черного мечника, хоть он и не знал, что это за слово такое. Он резко переглянулся со столько одноглазым, как он сам Джиругой, едва открыл рот, а потом передумал. Оба они синхронно молчали что-то подозревая.
- Эй, народ а давайте, того, за женщин выпьем! Ну, за приключения, за романтику, за нас, мужиков, в конце концов! - Луффи явно притормаживал, но когда ж это идея выпить была плохой?

***
- Слышь, ты меня уважаешь?
- Уважаю! А ты меня?
- И я тебя уважаю! А тебя как зовут?
- Шизуо, Хевайджима Шизуо. Ик. Меня сюда того…девушка привела, мы там, в соседней парной. Она у меня того….русская, говорила, что баня – это очень круто. Только я, похоже, двери перепутал. Хотя и у вас тут, мужики, неплохо. Но я, наверное, все же пойду.
Столб, который он выдрал из асфальта еще днем, у кафе, Шизуо аккуратно так поставил у двери. Настолько аккуратно, что в очередной раз близким тактильным контактом увенчалось личное знакомство с ним мугиварского кока.

***
- Это дискриминация, дискриминация! – вопил за дверью Луссурия, которого как всегда не позвали.

new
Что-то про мужиков и восьмое марта


- Очередное заседание объявляю открытым! - Ичимару поддал пара, отчего пространство парной будто окутало туманом. – Считайте, меня тут нет.
Все согласно кивнули, Зоро (который успел обзавестись переносным холодильником и дополнительной суммой к уже немаленькому долгу) протянул банку холодного пива не-наличествующему-тут-Ичимару.
- Благодарю-с. – Гин открыл бутылку о стол такой сноровкой, что Зоро уважительно присвистнул. – Ничего удивительного, с кем поведешься от той и без штопора винные бутылки откупоривать научишься.
Гин уселся в хозяйское кресло, но расслабиться и выпить бутылочку-другую, похоже, ему было не суждено.
- Ичимару-семпай! – Рядом уселся Джерал, взгляд его сиял, брови были натужно сведены, а это значит, у него на готове был очередной вопрос. – Как объяснить любимой девушке, что мы не сможем быть вместе, но что бы она поняла всю глубину моих чувств? И что я готов ради нее на все, даже…
Гин прервал его речь жестом.
- Вы знаете, Фернандес-кун, мой не особенно в этом удачный опыт подсказывает, что для начала стоит переоценить все причины, мешающие вашему общению. Быть может, их можно как-то преодолеть. – Ичимару подумал, что составлял бы неплохие гороскопы. – Но, умоляю Вас, никаких банальных пошлостей в духе: у меня уже есть нареченная и, но мое сердце принадлежит тебе.
- Черт! – Джерал залился краской и принялся что-то записывать в специально приобретенную для этого тетрадь.
- Друзья, переверните Бьякую! – Гин махнул рукой в сторону полок, на первой их которых зиждился Бьякуя, вторую занимал Кемпачи. А потом пояснил, сидящему рядом Зоро, удивленно вскинувшему бровь, - кома. Банальная кома.
Ичиго и Ренджи принялись менять положение капитана шестого отряда, что бы тот излишне не перегрелся рядом с печкой, будучи немощными самостоятельно следить за собственным теплообменом.
Кемпачи с верхней полки сопровождал это действо торжественным храпом.
Ренджи поправил полотенчико на капитане – то чуть съехало после смены диспозиции. Полотенце предательски съезжало каждый раз, так и норовив запятнать честь Кучики Бьякуи, которому на самом деле в данный момент было глубоко все равно.
- Да, я смотрю и у Вас весело! - Наруто весь сиял. – А у нас, представляете…
- Я видел Итачи! – Саске покачивался, обняв себя за колени. – Я видел Итачи. Я видел Итачи!
- Ичимару-семпай! – Перебил его Джерал. – Может, вы знаете способ как уменьшить…как компенсировать моральный ущерб, нанесенный девушке?
Бывший капитан Третьего отряда выразительно во все глаза смотрел на Фернандеса, силясь понять – это он так его пытается поддеть или он серьезно. Если первое – то Гин был готов отдать должное скрытым до этого талантам. Если второе…
- Ну, ты всегда можешь подарить что-нибудь своей пассии. – Ичимару широко улыбался, наслаждаясь достигнутым результатом. Глаза Джерала округлились, лицо – просветлело.
- Подарить? – Переспросил Зоро. – Твою мать, скоро же восьмое марта!
- Что-о-о-о-о-о? Только не это! – Взмолился Ичиго. На правах главного героя ему нужно было поздравлять всех женщин родного канона, и их было предостаточно.
- Твою мать!
- Ебанный ж ты нахуй!
- Блядь!
- Твою ж девизию!
В бане воцарилась тишина. Ну, если бы, конечно, не храпел Кенпачи.

- Мы в жопе! – Резюмировал Нойтора, пытавшийся перевернуть Зараки на бок. Тот не сопротивлялся, но и не переворачивался. – Вот скажите, что мне ей дарить - погремушку или комплект нижнего белья?
Капитан одиннадцатого отряда сочувственно всхрапнул. Нойтора ударил свою бутылку о кулак Зараки и принялся в задумчивости пить свое пиво.
- Дилемма! Что вообще дарить бабам на этот чертов праздник? – озвучил кто-то риторический вопрос, одолевавший каждого представителя мужского пола ранней весной.
- Ваши предложения, джентльмены? – Ичимару дал зеленый свет обсуждению этой проблемы, надеясь хоть как-то развеять скуку.
- Мясо! – Мгновенно отреагировал Луффи. – Мясо – лучший подарок!
- Рамен! – Поддержал его Наруто! – Рамен тоже лучший подарок!
- Я видел Итачи! - предложил свою версию Учиха-младший.
Ичимару оценил свежесть идеи: дарение на восьмое марта собственного старшего брата - Учихи-старшего, хотя…Гин как-то запутался в классификации Учих по возрастному принципу.
- Точно! – поддержал Ренджи, - а Рукия тоже могла бы кому-нибудь Бьякую подарить!
Бьякуя продолжал стоически лежать в полном безмолвии.
- Придурок, - отвесил ему затрещину Ичиго. – Как она может подарить кому-то Бьякую, если подарки нужно дарить ей! Вот у тебя другие варианты кроме твоих любимых печенек есть?
- Не-е-ет, - отрицательно замотал головой Ренджи.
- Если подумать, вариант с мясом не так уж и плох! Может…может мне в шкафу убраться? – Просиял Ичиго.
- Вкусная трапеза – это отличный подарок! – Санджи будто вынырнул из тумана, проскользив в сланцах по влажному полу. – Фирменная глазунья с прованскими травами, воздушное пирожное и свежемолотый кофе! И это только завтрак! А что же я буду делать на обед?
Ичимару зевнул.
- Не-е-е-е-е-ет! – взревел Гокудера. – Что угодно, только не еда! А вдруг сестрица решит отблагодарить меня этой же монетой!?
- Отае, конечно, прекрасно готовит, но я понимаю твою боль! – Кондо отдыхал в бане в костюме гориллы, что сначала вызвало в будущей Правой Руке Босса Вонголы сначала первородный ужас, потом – удивление, а потом он как-то смирился.
- Подарите им поваренную книгу, - засмеялся Ямамото.
- А это идея! – Кондо Исао уже воображал всякие вкусности в исполнении любимой Шимуры Отае, чаще в его видениях они оказывались у него на голове, но это были детали. – Смекалистый парнишка, я б такого в Шинсенгуми взял!
Гокудера выразительно молчал и просто очень радовался тому, что все закончилось.
- Точно! Поваренная книга!
- Ребята, что ж мы сразу не додумались!
То подала голос сборная школы Сейрейн, новобранцы, так сказать.
- Будете покупать, меня с собой позовите. – Где изволил почивать Аомине Дайки никто так и не определил. Зато эта единственная его фраза вызвала странный глазной тик у Гриммджо.
- Что это было? – спросил он сам у себя.
- Быва-а-ает. К нам как-то Коммамура-кун заходил - они с милейшим Курогане друг на друга часа два пялились. – Успокоил Шестого Эспаду Ичимару, и после таких успокоений Гримджо сначала представлял собаку в парной, а потом – как она с людьми разговаривает.
- А я бы своей силы вернул. Только, боюсь, у меня крови, рук и глаз для такого не хватит. – Подал голос вспомненный Курогане.
- А про руки – это ты тонко подметил! – Съехидничал Ичимару.
- Черт возьми, да! – Поддержал Нойтора.
- Спорить не буду – Согласился Гатц. А потом, выразительно так глядя на Нойтору, с которым у него было удивительно много общего, добавил. – Да и про глаза, ога.
- Поддержу. – В знак солидарности Зоро поднял банку с пивом.
Занзас присоединяться не стал, но демонстративно перекинул одну функционирующую ногу, но другую.
Воздух рассек щелчок пальцев.
- Жалкие неудачники! Девушкам нужно дарить… – Решил вернуться к повестке дня Кейго Атобе, - подождите, а они у нас есть вообще?
Делегация из Фейритейла заржала в голос.
- Есть - есть. – Заверил Атобе Рёма. - У Фудзи - сестра, у Тачибаны – сестра, у меня, и у того сестра есть!
Нацу смеялся и обнимался с печкой, спасая тем самым Бьякую от теплового удара. Нацу даже порывался попробовать лизнуть эту самую печку, ему почему-то казалось, что это будет забавно (он вспомнил рассказ Грея про нежное его общение в отрочестве с сосульками), но Гэдзил его вовремя остановил. Во избежание. Печка-то была железная.
- Я вообще считаю, что книга – это лучший подарок! – Заключил Редфокс оттаскивая Нацу от печки.
- А историческая - так вообще, - кивнул Френки.
- Дело говоришь! – Соглашался Нацу, но от печки не отставал! – А еще можно бумагу и перья! Вот молодец – как хорошо я придумал!
- Перья и бумага – это мысль! – Задумался Зоро. – Но, знаете, как-то хочется полезный подарок.
- То, есть, Ророноа-кун, предлагаете дарить - девушке, а пользоваться - самому? – Уточнил Ичимару.
- Ну а что, мне бы точильный камень не помешал. Или там пара бочонков рома в личное пользование.
- Пара боченков! Ха! Мне нужна цистерна! И не одна. – Подал голос гордо восседавший на лавке в шубе и трусах Лаксас. – Ну, не шубу же ей дарить?
- Нет-нет-нет-нет-нет-нет-нет! Не-е-е-е-ет-нет-нет! Никакого алкоголя! Алкоголю скажем нет! Только трезвый, только здоровый образ жизни! – Мантрой заговорил Гинтоки.
Саката уже убеждал сидевшего рядом Сого, который давно затарился суконбу на все праздники.
- Реально пофиг, данна. – Окита подумал с грустью, что в этот раз не надо готовить подарок сестре.
- Ой, уёбки! – Это не выдержал Варийсский Босс. – Вы будто бабы в жизни ни разу не видели! Им для счастья че надо? Цацки и цветы! Цветы, блядь, и цацки. Если цацки хорошие – можно и без цветов. Купил-подарил-свободен! Просто, эффектно и каждый год прокатывает.
- Да вы, сударь, обнаруживаете невероятные для ваших условий знания! – восхитился Ичимару.
- Можно еще косметику дарить! А еще лучше – шампуни! – Предложил свою версию Заместитель вышевысказавшегося Босса, осетервенело намыливая голову. Сквало похоже был единственным, кто ходил в баню мыться. – Шампунь – это всегда хорошо!
У Суперби под этим самые всегда хорошие шампуни тут даже была специальная полочка, где по цветовой гамме были расставлены еще и кондиционеры, маски, бальзамы.
Фрид сегодня обратил на них внимание и подумывал подойти к Варийскому мечнику за советом после купаний.
- Духи! – предложил кто-то.
- Картину!
- Вазу!
- Секатор!
- Плоскогубцы!
- Друзья, переверните Бьякую!
- Дрель!
- Сапоги болотные на рыбалку!
- Набор кухонной утвари!
- И стеклоочиститель!
- Настоятельно прошу, друзья, переверните уважаемого Капитана Кучики!
- Настольный теннис!
- Зимнюю резину!
- Мя-я-я-я-я-ясо! – взревел Луффи!
А потом по традиции, предложил выпить за женщин. Предложение было поддержано.


Нелиель с удовольствием опустилась в горячую воду источника.
- Как все-таки хорошо!
- Да не говори, - согласилась Мацумото Рангику, благодаря чьим стараниями и связями девушки из шумного кафе переехали на эти славные горячие источники.
Источник был в наиближайшем соседстве с мужской баней.
- Вы только подумайте, эти идиоты с Бьякуей в баню пошли! – Взмолилась Кучики Рукия! – С Братом! Который в коме!
- Это ничего, люди туда со своими креслами и шубами ходят. А твои…твои друга взяли. – Упокоила ее Кана Альберона. Она налила себе саке и передала бутылочку Рангику.
- И-интересно, как там Наруто-кун. – спросила Хината, краснея.
- Кстати, да! – Поддержала ее интерес Сакура, подумав, что неплохо бы узнать у Узумаки на счет состояния Саске.
- Бросьте, девочки, они там под присмотром взрослых! Наверняка, занимаются чем-нибудь совершенно неполезным. – Рангику попивала свою порцию, лучше всех зная, какой там присмотр.
- Ога, скажи еще придумывают, что нам на Ноый Год подарить! – Заметила Нами.
- Нет! На Восьмое Марта. Прошедшее – не меньше. – Уточнила Виви.
- Верю! – Рангику чокнулась с Альбероной.
Дольше всех смеялась Нелиель:
- А ведь я сама не знаю, что мне приятней было бы получить, новую сорочку или пирамидку на палочке. Это…от настроения зависит.
- А я бы от книги не отказалась! Книжка – она всегда к месту. – Заверила всех Леви.
- А мне мясо подарят. Мне всегда дарят мясо. – По голосу Виви нельзя было решить, что она особенно от этого страдала.
- Я так чувствую, у меня будет очередная кулинарная книга.
- Точильный камень и набор перьев.
- Ром.
- А вообще, девочки, вот всегда приятно, согласитесь, когда тебе подвеску дарят.– Рангику теребила цепочку, очень надеясь, что не последнюю подаренную. - И цветы!


Проползая под столом, уворачиваячь от запущенной кому-то пивной банки Джерал Фернандес, наконец, добрался до Санджи.
- А вы точно печете? – Уточнил краснеющий Джерал, дергая за полотенце.
- Да, вполне. – Санджи из всех сил тянул полотенце обратно.
- А научите меня делать торты!

- Че, говорят у вас баб полно? – Занзасу в кой-то веке стало скучно пить одному и он проявил посильное участие к сидевшему рядом Лаксасу.
- Полно. – Ответил Дреер. Дреер оценил посильное участие, представшее в виде уже второй бутылки виски. И потому говорил мало, но делу и по возможности – четко.
- И, говорят они у Вас все такие…- Занзас пытался вспомнить слово «сисястые», он-то его вспомнил, но боялся, что не выговорит.
- Да! – понял его Лаксас.
- И пьют?
- И пьют! – Согласился Лаксас. Повернувшись к собутыльнику, он прочитал на его суровом лице «возьмите меня к себе».
- Не врешь? – Уточнил для надежности Варийский начальник, грозно зыркнув.
- ДА ЗА КОГО ТЫ МЕНЯ ДЕРЖИШЬ? - спросил Лаксас с той экспрессией, на которую только был способен в изрядном подпитии.
Нацу, услышав это, на всякий случай покрепче обнял печку, потерся о нее щекой, и, обернувшись к безмолвному Бьякуе тихонечко так произнас:
- Мой бур пронзит небеса, ога?

«Организую курсы трезвости» - с таким плакатом (и банкой пива в руке), ковыряясь в носу сидел Саката Гинтоки.

- Ророноа Зоро, - представился мугиварский мечник.
- Ямамото Такеши. – весело улыбался Хранитель Дождя Десятого Вонголы.
- Фрид Джастин, - коротко отрапортовал участник Райнджиншу.
- Суперби Сквало!!!! – фехтовальщик из Варии опрокинул на себя таз с водой, смывая пену.
- Курогане. – Кивнул нинзя.

- Говорят, вы печете! – Санджи готов был приколотить проклятое полотенце, когда его дергал вопрошая кто-то в костюме гориллы.
- Да, вполне! – Ответил кок.
- Это, мы тут подумали, а как на счет курсов. Кулинарии. Для девушек.
- Я согласен!

Где-то поодаль, в детской спортивной банной секции.
- Аомине Дайки. Очень приятно.
- Кейго. Атобе Кейго.
- Блядь, за что за чертовщина тут творится!? – взвыл проходящий мимо Гримджо.
Где-то вдалеке икнул Фрид Джастин.

- Я видел Итачи!

- Друзья, переверните Бьякую!

Кенпачи продолжал величаво храпеть,а на дворе стоял ноябрь
запись создана: 03.07.2010 в 22:10

@темы: претензии на веселость, игры с каноном, Фейри Тейл, Реборн, Наруто, Дррр, Ван Пис, Блич, X/Цубаса

URL
Комментарии
2010-07-03 в 22:22 

Findor Carias
"Даже в самом пустом из самых пустых есть двойное дно... " (с) Пикник
Так это ты так поиздевалась над Орихимэ? :apstenu:

2010-07-03 в 22:23 

Катька моя была бабой открытых нравов и конкретно меня запускала исключительно по праздникам (с)
Findor Carias ой....ой...ой....

2010-07-03 в 22:30 

Findor Carias
"Даже в самом пустом из самых пустых есть двойное дно... " (с) Пикник
Ведьма2102
Не смешно. Совсем не смешно.
Глянул, блин, арранкраб давеча в тему с заявкой, думая, что будет здравый стёб - а тут такое издевательство над Химэ. Обидно стало. Ну, вздохнул, закрыл окно.
А теперь выясняется, что ЭТО написала ты.

2010-07-03 в 22:31 

Катька моя была бабой открытых нравов и конкретно меня запускала исключительно по праздникам (с)
Findor Carias Извини,если раставила испытать такое разочарование.

2010-07-03 в 22:53 

Findor Carias
"Даже в самом пустом из самых пустых есть двойное дно... " (с) Пикник
Ведьма2102
Прочитать это - так такое ощущение, что она тебе лично по всем любимым мозолям потопталась.

2010-07-03 в 22:59 

Катька моя была бабой открытых нравов и конкретно меня запускала исключительно по праздникам (с)
Findor Carias Изивини еще раз, что расстроила тебя. Я не люблю ее, но не думала, что эта любовь будет восприниматься так...сильно и остро.
Впринципе, если хочешь сгладить ощущение - можешь тут же почитать про нее и Ишиду. Там я старалась притупить свои предпочтения.

2010-07-03 в 23:15 

Findor Carias
"Даже в самом пустом из самых пустых есть двойное дно... " (с) Пикник
Ведьма2102
Нет. И этого хватило.
Никогда не пойму, за что такую добрую и солнечную девочку можно так ненавидеть.

2010-07-03 в 23:18 

Ведьма2102
Катька моя была бабой открытых нравов и конкретно меня запускала исключительно по праздникам (с)
Findor Carias Ну, раз нет желания - не могу настаивать. Дорогой мой аранкар, ты же прекрасно знаешь о моем к ней отношении, верно? Мы не раз уже говорили об этом. Твоя позиция достойна уважения -мало кто любит в ней человечность, а не святость и божественность. И поэтому мне особенно печально, что я тебя так не хотя того, задела.

2010-07-04 в 12:33 

Бежать — некуда, прорваться с боем — проблематично, сдаться в плен — не возьмут, гады…| Одна ворожит, другой колдует,у этих чёрная месса...А дрова мы покупаем!
Автор, это замечательные стёбные миниатюры!)) Спасибо Вам, хорошо отразили жанр)

2010-07-04 в 12:34 

Ведьма2102
Катька моя была бабой открытых нравов и конкретно меня запускала исключительно по праздникам (с)
Штирлиц.кун Спасибо, я рада, что понравилось.

   

Bad writer about good stories

главная