-(Тёмная)-
Bad writer about good stories
Автор: Тёмная
Бета: небечено
Пейринг: РанГин
Тип: гет
Рейтинг: PG
Жанр: игры с каноном на лоне природы
Статус: закончен
Дисклеймер: все по прежнему принаджлежит Кубо. Вероятно, даже мои тараканы.


Он скачет во весь опор, скрытый полумраком сумерек. Серый плащ с подкладом цвета выцветшей бирюзы, точно крыло, развивается за спиной. Он летит, будто призрачный, смертельно опасный и пугающий. Увидь сейчас кто из случайных прохожих, непременно бы принял за демона, что приходят за людьми в тот самый момент, когда истекает их время. Благо нет прохожих - откуда им взяться тут, в горной лощине, где слева от дороги извивается шумная холодная река? В такое время местные запираются в домах, да под светом масляной лампы слушают сказания о древних богах, ведьмах и храбрых рыцарях, распивая новый бочонок молодого вина.
Он несется с ветром, так, что шумит в ушах, будто и нет совсем рядом бурной порожистой реки. Тучи, словно свинцовые, тяжелые собираются там, за перевалом, куда он держит свой путь. Будет гроза, как пить дать, там будет гроза. Конь дышит тяжело, но уверенно идет галопом.
Там, куда он спешит, сверкает молния, сильная, яркая, на мгновение осветившая его лицо: узкое, бледное, будто перечеркнутое подозрительно довольной ухмылкой. Вспышка отражается в красных глазах, исчезая там, словно и не было ее вовсе.
Он скачет, оставляя за собой мелькающие деревья, что растут по берегу.
Когда одна сопка заканчивается другой, ему приходится спешиться да напоить коня. Тот все еще дышит тяжело, но покорно идет за хозяином, когда он поднимается вверх по неприметной тропинке, что ведет в урочище. Если свернуть через пару шагов – можно пройти напрямик, пусть через бурелом, но скрадывая время пути. Его поступь быстра, но уверенна. Он эту дорого отлично знает: тут маленький ручей, а там дальше – змеиное гнездо. Впрочем, уж чего – чего, а змей он не боится. Гады сами расползаются, услышав треск веток под его ногами. Даже скучно.
Его взору предстает небольшая поляна да бревенчатый дом. Здесь живет ведьма. Его конь уже дышит ровно, а сам он, отряхнув с плаща ветки да репейник, имеет вид скорее прохожего, а не гостя, мчавшегося сюда.
На поляне вместе с ветром танцует костер, раздуваемый ярче, сильнее. Красные языки пламени едва не склоняются до земли, а потом вверх, к черному небу. Его конь протяжисто ржет, испуганный громом, что раздался сверху.
Дверь, напротив которой они стоят, с размахом распахивается, являя миру хозяйку дома.
- Ой – ой, да у нас тут гости, милый! – она стоит в простом длинном платье, схваченном под грудью, разговаривает с серым котом, что устроился у нее на руках. – Здравствуйте, Господин Советник.
Женщина улыбается, тепло и приветливо, будто нет это грозы, что едва не разразилась прямо над ее домом. По копне ее рыжих волос бликами от ярко желтого до багряного сияет пламя от костра, подол платья рвет сумасшедший холодный ветер. Но он отчего-то думает, что именно тут, на пороге своего дома она безумно хороша.
- Здравствуй, Рангику. – Пока он произносит ее имя, привычно растягивая первый слог, но ему кажется оно здесь неуместным, будто из другого мира.
- Проходи уж, бедовый, коли не по мою душу. – Она смеется, и как обычно при его появлении, запирает дверь на засов, едва он вошел.
Там, на улице снова грохочет, пугая коня, что уже на привязи стоит в стойле.
- Ну, и погоду ты выбрал для дороги, хороший мой.
Она не спрашивает, зачем он здесь и почему так долго его не было, просто пытается припомнить сколько лет они уже ведут свое знакомство такими редкими встречами. Ей кажется, будто не годами, а жизнями правильно измерить то, сколько он приезжает к ней за полночь и уезжает под утро.
У двери остается серый плащ и высокие черные сапоги, что с белым кантом по центру, сам он проходит в глубь дома, где редки те, кто часто приезжают к ведьме с податью. Сколько бы не кляли злыми словами, а что случись – сразу к ней в дом, за помощью. Двери ее дома открыты для всех. И почти всегда.
Пока он ест с дороги, а готовит она, как всякая ведьма отменно, она сидит напротив, теребя за ухом того самого серого кота, что вальяжно, по – хозяйски, разлегся на обеденном столе. Сейчас, он завидует и немного ревнует к этому животному, что довольно мурлычет, не размыкая глаза-щелочки. Пепельный. Ведьма часто шутит, что он, Господин Советник, и этот кот ужасно похожи. Может, поэтому и приютила.
Допивая вино, он поражается ее умению держать в порядке свой дом: там, на полках, вбитых в стену, стоят склянки с зельями, травами да шкатулки со свитками. Пойди разберись, что где. С верхней полки свисает остроконечная шляпа, что привезена с запада. Черная, опоясанная по полям белой летной с красной вязью. Она, конечно, такие не носит, зачем? Говорит, ведьмой женщину не шляпы делают. Лампы да подсвечники по стенам, и цветы, непременно, свежесобранные цветы на столе в красивой берестяной вазе.
Был бы у него дом…
Ночь тянется долго, время, словно ленивое, не спешит к утру. Им так и надо, целая ночь и вся для них, пусть и в раскатах грома и сиянии молний.
Когда только занимается рассвет, он склоняется к ней, и над самым ухом, между прочим, говорит:
- Знаешь, а на востоке цветут красивые цветы, желтые, многолистные, целебные. Не хотела бы собрать?
Она чуть ближе прижимается к нему, тяжело вздыхает, его пальцы теребят рыжую прядь.
- Целебные, говоришь? И поди уже в самом цвету? Торопиться надо?
- Ага, - протягивает он.
Едва солнце поднимется на небосводе – он уедет. Она не выйдет его провожать, не станет прощаться.
«Увидимся еще» - думает про себя. А коли не в этой жизни – так в следующей. Уж не ведьме ли знать.

Когда вечером разразиться стальной дождь из стрел, да на всю страну, она будет уже далеко.

@темы: Блич, РанГин